Angela_Davis 

     Свободу Анжеле Дэвис, от Анжелы Дэвис руки!


(материал взят с сохраненной копии, ссылка "убита"
- http://www.cmc.com.ua/full/articles/SVOBODU_AN.html)

27.01.06

Рядом с Малкольмом Иксом и Мартином Лютером Кингом Анжела Дэвис - одна из знаковых фигур американского движения освобождения черных. В 18 лет она вступила в Коммунистическую партию, в 1967 г. становится членом Черных Пантер. Революционерка, сражаясь за равноправие черных и белых, но также за эмансипацию рабочих, она очень быстро поняла, что только единство социальных и политических движений между белыми и черными, между мужчиной и женщиной позволит победить господствующий класс. За эти убеждения она заплатила тем, что была осуждена на смертную казнь в 1972 г. Лишь мобилизация международного масштаба привела к ее освобождению. Сегодня она продолжает участвовать в социальных и политических движениях Соединенных Штатов.


Как ты рассматриваешь бунт молодежи в народных пригородах во Франции?

Он довольно похож на бунты, которые устраивались в гетто Соединенных Штатов. Последние значимые бунты происходили в 1992 г. в Лос-Анджелесе и основывались на том же чувстве ущемления, фрустрации у молодых американских черных. Во многом здесь усматривают расизм. В Соединенных Штатах, как и во Франции эти "волнения" имеют те же истоки и требуют такого же типа ответа, даже если между ними существуют различия по причине разных историй гетто в США и пригородов во Франции. Молодежь требует социального изменения, конца "геттоизации" и дискриминации по отношению к сообществам постколониальной иммиграции. В США молодежь гетто требует прекращения системы, которая исходит из рабовладельчества.

Эти бунты не отделены от общей борьбы, которую миллионы людей ведут изо дня в день. Так как экономическая, политическая и социальная ситуация в народных кварталах является прямым следствием политики МВФ или Мирового Банка, спонтанные бунты наших братьев из бедных кварталов это также ответ на эту политику.

Так как господствующий класс имеет глобальную стратегию для контроля над миром, мы должны также развить свою стратегию и бунт гетто должен составлять в ней определенную часть.

Все бунты, которые принимают форму мятежей, выказывают слабость политических направлений. Во время мятежей Уотса в 1965 г. в США это было абсолютно ясно для любого черного, который прямо или непосредственно участвовал в движении за гражданские права уже многие годы. Эти мятежи имели позитивный исход вместе с созданием Партии Черных Пантер в 1966 г., которая стала орудием для всех, кто хотел превратить свою фрустрацию в политическое оружие.


В 70-х ты провела время в тюрьме, а сегодня принимаешь участие в частности в борьбе против системы тюремного заключения и смертной казни в США. Каков твой анализ в этой области?

Это предмет моей следующей книги, где речь особо пойдет о программе Patriot Act. Индустрия вооружения и военные институции являются центральными элементами американской экономики, связанными с предприятиями, СМИ, депутатами и высшей войсковой иерархией. В этом всем тюрьмы превратились в главную данность американской экономики.

В США за решеткой сидит два миллиона человек, таким образом, свирепствует своевольная политика заточения. Это все включено в сложное экономическое и политическое функционирование, которое создается на протяжении долгих лет и происходит из рабовладельческой системы, внутри которой людей лишают их свободы для того, чтобы эксплуатировать их рабочую силу. Наказание и лишение свободы это историческое оружие в Соединенных Штатах как в экономическом, так и в идеологическом плане. Это позволяет развить страх, нормализацию умов и расизм. В США можно говорить об "индустриально-тюремном комплексе".

На международном уровне американская политика также широко основана на этом концепте наказания, подавления: политика пыток в Абу-Граибе или Гуатанамо прямо исходят из внутреннего управления штатовских тюрем и внутренней политики США по поводу расизма.

Место тюремной индустрии становится все более важным в глобальной экономике. Через нее и благодаря ей в качестве модели возводится целая идеология и как раз, находясь перед ней, нужно создать большое движение против того, кто ее воплощает Буша. Война против терроризма, которую он развязал, была трамплином для развития этой политики и идеологии, но сегодня после открытий, которые "Катрина" позволила сделать по поводу расизма, "всеобщей безопасности" и травли бедняков, этот человек очень ослаб. Нам нужно продолжать.


Ты говоришь о рабовладельчестве как о все еще доминирующей в США экономической и идеологической логике. Что ты думаешь о законе от 23 февраля 2005 г., который реабилитирует, во Франции, колониализм?

Расизм возрастает. Сегодня вы в состоянии чрезвычайного положения, и я вспоминаю, что это значило в 1961 г, когда я училась в Париже: алжирцы были жертвами расизма, который заставлял меня вспоминать об американской. сегрегационной системе. Говорить сегодня, что колонизация могла иметь "позитивную роль" гадко и воняет расизмом. К сожалению, это показывает, что натиск крайне правых также реальность во Франции, а не только в США. Более того, кажется, вся политика во Франции пропитана расизмом, этот вопрос будет важным для всех, кто желает социального изменения.


Стэнли "Туки" Уильямс был казнен при помощи инъекции в прошлый понедельник (12 декабря 2005 г. пер.) в Калифорнии. Всем, кто требовал его помилования, Шварцнеггер, губернатор штата, объявил, что не может помиловать человека, который посвятил свои мемуары таким людям, как Анжела Дэвис Джордж Джексон, Малкольм Икс, Нельсон Мандела и т.д. После такого заявления казнь Туки Уильямса становится настоящим политическим актом против движения черных, нет?

Эта казнь меня необычайно тронула. С тех пор, как Туки был приговорен к смертной казни в 1981 г., в США разрослась большая кампания солидарности. Я была в тюрьме тогда в понедельник и слышала заявление Шварцнеггера. Впервые осужденного казнят, когда проводится такая большая кампания поддержки. Мы не думали, что они сделают инъекцию, поскольку случай Туки вызвал большую полемику вокруг смертной казни. В конце заявления говорилось, что он не может помиловать человека, который ратует за насилие как политическую программу. Смертная казнь проявила себя как жестокий политический инструмент, служащий ответом на проблемы общества, которые конкретно и символически поднимал Туки.

Действительно, со стороны Шварцнеггера это политический акт против международного движения за освобождение черных и особенно их истории, когда он цитирует Нельсона Манделу. Шварнеггер вспоминает о нем как о человеке, о котором нельзя говорить как о герое, тогда как этот человек герой для большинства народов всего мира. Цитируя Мумия Абу Джамаля и других личностей, которые воплощают сегодня неподчинение, он преследует всякое сопротивление своей политике, которая является такой же, как и политика Буша. В этом он показывает связь, которая существует между смертной казнью и войной против терроризма.


Ты определяешь себя как феминистку. Что значит быть феминисткой сегодня и каковы актуальные задачи феминистского движения?

Эта тема сильно меня волнует. Но предупреждаю, мое определение феминизма не очень привычно. Я рассматриваю феминизм как средство, не только для постановки "женского вопроса", но и всех политических вопросов, чтобы не зацикливаться на идеологических границах, установленных капиталистической системой. Например, мне нет надобности развивать какую-нибудь совместную борьбу или дискуссию с Кондолизой Райс, которая, тем не менее, черная женщина, как я. Я считаю, что нужно мыслить вместе гендер, расу, сексуальность и класс. Не нужно рассматривать как разобщенные в борьбе проблемы мужчин и проблемы женщин.

Феминизм для меня это средство анализа, которое мне позволяет, например, связывать смертную казнь в США и войну против терроризма. Рассматривать роль женщин как такую же, что и роль мужчин, и в особенности избавляться от моделей системы, которые заставляют нас отождествлять себя с сексуальной, расовой или какой-либо другой категорией, не позволяющей развязать противоречие, в котором я оказываюсь перед Кондолизой Райс. Логически, и это жестокая борьба в феминистском движении, я против моделей феминизма, требующих "универсальное", борьбы в интересах всех женщин. На деле, в этом случае, "универсальное" означает "белая", а значит это не совсем универсально.

Я черпаю этот анализ в историческом феминистском движении и особенно в марксизме. Моя задача строить социализм, и марксизм это средство, которое позволяет это в жизни и повседневной борьбе.


И сегодня тоже брать интервью у Анжелы Дэвис это событие для любого активиста, потому что ты все еще принимаешь участие, после стольких лет, среди тех, кто борется против этой системы. В чем твой источник энергии?

Я не икона, я как любой индивид, который борется, но образ, который ко мне пристал, это образ движения черных. Если это превращает встречу со мной в событие, тогда борьба, которую мы вели все эти годы, все еще остается вдохновением для сегодняшней молодежи, и мы ничего не делали зря.

Эта молодежь всегда остается моим настоящим источником вдохновения на протяжении многих лет. Так было всегда, даже когда я сама была молодой. Сегодня можно видеть большой интеллектуальный и политический всплеск среди молодежи, которая по-новому изобретает оригинальные и креативные стратегии для изменения мира, и социализму необходима эта борьба для того, чтобы создаваться. Моя задача не изменилась, а молодежь еще более бунтарская и творческая, как никогда. Она позволяет мне продолжать идти вперед.

"Red-jcr" (Франция), 11 января 2006 г.


Библиотека правозащитной литературы

   Angela_Davis